Понедельник, 21.08.2017, 11:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Наши публикации | |
Меню сайта
Категории раздела
№ 12, 2010 год [3]
№ 11, 2010 год [2]
№ 9, 2010 год [6]
№ 8, 2010 год [4]
№ 7, 2010 год [9]
№ 6, 2010 год [9]
№ 4, 2010 год [5]
№ 3, 2010 год [6]
№ 2, 2010 год [10]
№ 1, 2010 год [5]
Друзья сайта
  • Ваше право. Миграция
  • Поиск
    Главная » Статьи » 2010 год » № 12, 2010 год

    "От вашего желания ничего не изменится"

    Под рубрикой: МЕЖЭТНИЧЕСКИЙ МИР


    В этом уверяет москвичей мусульманский журналист

    Осенью 2010 года жители столичных районов "Текстильщики", "Рязанский" и "Кузьминки" обратились к Президенту РФ Дмитрию Анатольевичу Медведеву с просьбой вмешаться в ситуацию вокруг строительства мечети на 3 тыс. мест с минаретом и духовного училища по адресу: Волжский бульвар, напротив строения № 8. В документе, который подписали почти 2 тыс. человек, говорится, что такое решение было принято бывшим мэром г. Москвы Юрием Лужковым в декабре 2008 года, хотя этот участок входит в санитарно-защитную зону и застройке не подлежит. Люди выразили опасение, что строительство мусульманских культовых учреждений приведет к большому количеству бытовых проблем.


    Прежде всего это пятиразовый призыв муэдзина к молитве с минарета по громкоговорителю — согласитесь, не всякому понравится слушать его пять раз в день с рассвета до заката. Затем это угроза массового скопления верующих в религиозные праздники в метро, которое и без того переполнено, столпотворение на территории, прилегающей к мечети.

    Волнует жителей районов и такой прозаический на первый взгляд вопрос, как выгул собак: мусульмане считают это животное нечистым, так что вполне возможны конфликты на этой почве с посетителями мечети — капли слюны животного, случайно попавшей на одежду мусульманина, приготовившегося к молитве, достаточно, чтобы вызвать его гнев. Словом, не вписывается мусульманская мечеть в культурное и хозяйственное пространство столичного жилого района.

    Вопрос, что называется, назрел и требует разрешения. С одной стороны, он принял весьма острый характер и вылился в Москве в массовое протестное движение против строительства новых мечетей. С другой — число мусульман в столице растет, и четырех существующих мечетей для них явно недостаточно. Ситуация развивается по нарастающей. В свое время столичные власти выделили земли для строительства восьми мечетей. Но они до сих пор не востребованы. Обеспокоенные нехваткой мест для молитвы, некоторые представители мусульманского духовенства заговорили о "праведном гневе" и разрешили мусульманам молиться в православных храмах.

    Подобное "разрешение" выглядит как способ нажима на общество, своеобразный шантаж, считает известный религиовед Роман Силантьев.

    В РПЦ иное мнение: пусть мусульмане молятся в православных храмах, таким образом, они больше узнают о христианской религии. О том же, строить или не строить в Москве новые мечети, Святейший Патриарх Кирилл, в частности, сказал: этот вопрос обязательно должен решаться с учетом мнения православных жителей столицы и конкретно — тех районов, о которых идет речь.

    Свое исследование этого вопроса провело популярное радио. В ходе передачи на тему, нужны ли Москве новые мечети, столичный журналист Орхан Джемаль назвал конкретную цифру: Москве нужно не менее ста новых культовых сооружений.


    Орхан Джемаль — этнический азербайджанец с русскими корнями, москвич в третьем поколении. Бабушка — Ирина Шаповалова. Прадед, Игорь Шаповалов, директор Малого театра, впоследствии — заместитель министра культуры СССР.

    О. Джемаль родился 12 ноября 1966 года. Окончил Московский геологоразведочный институт имени Серго Орджоникидзе. В годы учебы работал администратором, а затем режиссером телевизионной программы "Здоровье". По распределению был направлен на работу в Якутскую АССР. Участвовал в Атлаской картографической экспедиции, разработал уникальную методику создания точных трехмерных карт. С 1995 по 2005 г. работал в газетах "Вечерняя Москва", "Вечерний курьер", "Независимая газета", "Новая газета", "Версия". Был специальным корреспондентом на Северном Кавказе, в Ливане, Сирии, Саудовской Аравии и Великобритании. В настоящее время — обозреватель журнала "Русский Newsweek". В 2003 году был признан "лучшим журналистом мира в жанре "Travel".


    О. Джемаль считает, что строить новые мечети необходимо, причем исходя не из настроений москвичей, а учитывая число практикующих мусульман. Перепись населения 2002 г., по его мнению, дает явно заниженные данные — этнические мусульмане составляют якобы не более 3—5 процентов от общего числа столичных жителей. На самом деле мусульман гораздо больше — одних только азербайджанцев, по грубым подсчетам, более миллиона человек. Арифметика О. Джемаля такова: "На самом деле в Москве живет огромное количество азербайджанцев — когда это была советская республика, там было 6 млн человек, сейчас осталось 3 миллиона, половина находится в России, из этой половины — половина в Москве". Таким образом, вместе с выходцами с Северного Кавказа и из стран Средней Азии численность этнических мусульман в столице составляет 2—3 миллиона человек.

    О числе реально практикующих говорить трудно, но это примерно треть от общего количества. Мечеть же нужна всем в праздники Курбан Байрам и Ураза Байрам, хотя бы два раза в год. "Вопрос с мечетями встал как раз на Уразу Байрам в этом году, когда коренные москвичи были поражены количеством мусульман, стекавшихся на праздник к мечети, когда появились фотографии, как целые улицы перекрыты молящимися... Это вызвало некий шок." Люди не должны толпиться на улицах, как это происходит в мусульманские праздники сейчас, считает О. Джемаль.

    По его мнению, мечеть — это "социально-общественное учреждение, которое в принципе с точки зрения инфраструктуры ничем не отличается от детского сада или школы — вот есть какое-то количество людей, им потребно такое-то количество религиозных учреждений". Потребно — и точка. Без учета того, как это увязано с желаниями и потребностями большинства населения, не разделяющего исламское мировоззрение. Мнение большинства, коренные традиции остаются как бы за кадром. По Джемалю, количество мечетей — всего лишь вопрос статистики. Причем той, с которой он согласен. Мнение оппонентов, которые оценивают число столичных мусульман в пределах 400—500 тыс. человек, причем вместе с нелегалами, не являющимися ни россиянами, ни москвичами, не в счет.

    Его мнение — строить нужно не огромные культовые сооружения, как хотелось бы Совету муфтиев России, а молельные дома по аналогии с небольшими православными "квартальными" храмами, в шаговой доступности. То есть с пятиразовыми призывами муэдзинов к молитве и прочими особенностями азиатских традиций. Как это впишется в культурный облик кварталов, где большинство — европейцы, О. Джемаль не комментирует.

    Он вообще не считает себя европейцем: "Я не европеец, поскольку я не христианин". Тем не менее он с удовольствием обращается к историческому прошлому России как европейского государства, в котором мусульманская община без конфликтов прожила 700 лет, не вступая в противоречие с идеей "Самодержавие, православие, народность". Правда, жила она по преимуществу на периферии, где и строились новые мечети. Новые реалии заставляют мусульман требовать строительства новых мечетей теперь уже и в Москве — диаспора растет, соответственно растут и ее потребности, другими должны быть условия жизни.

    О. Джемаль ссылается на то, что рост мусульманской диаспоры — "это политика федеральных властей. У нас есть Федеральная миграционная служба, есть программа переселений, наверное, ситуация меняется, мы не живем в начале XIX века, и для новой диаспоры нужны новые условия".

    Развивая эту мысль, Джемаль называет мифом угрозу мусульманской экспансии, которой обеспокоены в России и Европе. Речь идет всего лишь о дешевой рабочей силе, которую обеспечивают развитым государствам страны третьего мира: "Может сложиться впечатление, что через границу широкими рядами рвутся (люди из стран третьего мира. — Авт.). Перескакивают через колючую проволоку... Нет, ничего такого нет. Эти люди нужны руководству 155-го строительного управления... и рулят этой системой люди той же веры и того же вероисповедания и национальности, что и вы (русские. — Авт.)". Идет объективный процесс увеличения числа мусульман в финансовых центрах страны: "Я считаю, что количество мусульман в местах средоточия жизни, денег, в местах интенсивного оборота, в том числе в Москве, будет расти и нужно создавать инфраструктуру, образовательные системы для того, чтобы второе, третье поколение приехавших сюда на заработки людей не садилось на "социалку", не уходило в криминал, а интегрировалось в общество".

    Значит, и распространение ислама в России — дело времени. Причем ислама самого что ни на есть правоверного — ваххабизма. О. Джемаль назвал достойнейшими людьми его ярых приверженцев, в частности Хаттаба.

    Справка: настоящее имя Хаттаба — Самир бин Салех ас-Сувейлим. Уроженец Саудовской Аравии, где ваххабизм является государственной религией, он был одним из руководителей вооруженных формирований самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия на территории Российской Федерации в 1995—2002 годах, сторонником создания в Чечне исламского государства. Хаттаб проповедовал идеи ваххабизма и религиозной священной войны ("газавата"), практическим воплощением которых в жизнь он занимался и до Чечни, участвуя в боевых действиях на стороне исламистов в Афганистане (1987—1992 гг.) и Таджикистане (1993 г.). Был одним из руководителей террористических организаций "Исламская международная миротворческая бригада" и "Высший военный маджлисуль шура объединенных сил моджахедов Кавказа".

    При этом О. Джемаль открыто признает: "Вот я ваххабит, живу в Москве — вы запрещаете мне быть ваххабитом?.. Одобрите вы или не одобрите — я здесь родился, здесь родился мой отец. И что с того?", как будто и в самом деле не знает, что ваххабизм на территории Российской Федерации запрещен. Приверженность к ваххабизму — семейная традиция: ее воспитал у сына отец, Гейдар Джемаль, личность весьма колоритная, пропагандист политического ислама и экстремизма.

    Комментируя отношения православных и мусульман в современной Москве, Орхан Джемаль считает, что они вполне могут оставаться мирными при доминирующей роли ислама. Доминирование ислама для него всего лишь вопрос времени — времена, когда доминировало православие, прошли. И то, что кто-то не хочет главенства ислама над православием, для него ничего не значит: "Не хотите и не хотите. Дело в том, что от вашего желания ничего не изменится".

    Увеличение числа мусульман в России неизбежно приведет к утверждению законов шариата, "для мусульман это благо". Такой процесс уже идет. Например, в Дагестане, где по шариату живет большинство районов. Внедряется эта правовая система и в Чечне, там его "мало-помалу вводит ставленник российского президента Рамзан Кадыров". А это ведь — часть России...

    О. Джемаля не смущает строгость шариатских законов по отношению к воровству и нарушению супружеской верности, когда за кражу отрубают руки, а женщин, застигнутых за прелюбодеянием, побивают камнями: "Я не осуждаю формы борьбы с таким ужасным злом, с таким ужасным криминальным явлением, как воровство". Он считает, что эти формы наказания подходят для борьбы с развратом и воровством где бы то ни было, в том числе и в России, пусть даже о них ничего не сказано в Конституции РФ. Поскольку "Россия — не совсем Европа", живущая по законам римского права, "с законами шариата нужно делать следующее — их нужно поэтапно узаконивать, вводить в тех регионах, где есть необходимость в этом". При этом О. Джемаль признается: "Я очень люблю русских, я вырос среди русских, и я очень люблю православных", и призвал "не бояться мусульман, с которыми можно прекрасно бороться против той власти, которую вы, кстати, не любите". Ни много ни мало.

    Чтобы не накалять обстановку с православными, которые могут не разделять его взглядов на ислам и место последнего в российском обществе, О. Джемаль предложил: "Давайте разделимся, вычленим Московскую область, объявим ее чисто русской православной территорией и забудем про все остальное". Как-то не хочется, о многом забыть придется.

    Пусть читатель не думает, что откровения московского ваххабита напугали слушателей популярной радиостанции, — О. Джемаль получил поддержку 57,1 процента аудитории. Наверное, это те, кто называет Россию "эта страна". Что же касается степени интеграции нашего героя в русское общество, о необходимости которой он печется для своих единоверцев, о ней можно судить по его высказываниям. Они наводят на мысль: а возможна ли вообще такая интеграция?

    Галина АНАНЬЕВА

    Категория: № 12, 2010 год | Добавил: Редакция (13.12.2010)
    Просмотров: 1537 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCozCopyright Журнал "Земляки" © 2017